Николай Токоленко: «Постоянные аварии, которые происходили на ТЭЦ этой зимой, – следствие такого вот отношения к важнейшей отрасли...»


Почётный энергетик Николай Михайлович ТОКОЛЕНКО Живёт в Биробиджане с 1947 года. Окончил в 1960 году Хабаровский институт инженеров железнодорожного транспорта. На Биробиджанской ТЭЦ работал с 1963 года. С 1991 по 2006 год возглавлял это предприятие.

В год 60-летия Биробиджанской ТЭЦ её бывший директор рассказал газете «Ди Вох» о том, как станции удалось выжить в «лихие» 90-е, и какую роль сыграл нынешний градоначальник в кризисной ситуации на предприятии.

БИРОБИДЖАН, 28 апреля, «Город на Бире» – Николай Михайлович, вы окончили институт железнодорожного транспорта. А как попали на ТЭЦ?

– «Железка» давала не узкопрофильные знания, а очень широкие. Кроме того, наша группа была первой, которая изучала тепловозы. Тогда только начался переход на них с паровозов. Меня направили на станцию Зима, где как раз начинался такой переход. Но после отработки положенных трёх лет вернулся в Биробиджан.

– А почему поступили на ТЭЦ, а не на железную дорогу?

– Искал работу, тут было свободное место. ТЭЦ тогда была молодым предприятием, в 1963 году ей было только пять лет. Профессиональных кадров не хватало, а мой диплом и опыт работы в депо были вполне подходящими. И меня приняли на должность инженера по эксплуатации котельного цеха. Конечно, дизельные агрегаты, которые применялись в энергетике, – немного другое, чем паровозы. Пришлось засесть за учебники. Но и с наставниками мне повезло. Начальник цеха Владимир Григорьевич Подзигун обладал большим практическим опытом, которым он охотно делился со мной.

Энергетическое хозяйство в Биробиджане не было единым. Более 30 котельных были разбросаны по всему городу. С образованием ТЭЦ началось целенаправленное создание предприятия, которое должно было обеспечивать большую часть города не только теплом, но и электроэнергией. В середине 60-х провели первую линию ЛЭП из Хабаровска, главным для ТЭЦ стало выработка тепла. Причём поначалу энергия вырабатывалась с помощью энергопоездов.

– А почему они так назывались?

– Они были на железнодорожном ходу, состояли из трёх вагонов-котлов, вагона-турбины и вагона вспомогательного оборудования. Условия труда были очень тяжёлые: зимой холодно, летом невыносимая жара, грязь, пыль. Время требовало модернизации. Да и город с середины 60-х годов стремительно разрастался. Имеющихся мощностей явно не хватало. И в 1966 году началось проектирование и строительство новой современной ТЭЦ. Первые два котла мы запустили в 1972 году, позже – ещё два. Условия труда стали несравнимо лучше. Тут уже автоматика. А главное – люди, они же все участвовали в строительстве, в монтаже оборудования, а потом остались на эксплуатации.

– Когда вы пришли на предприятие, сколько на нём человек работали?

– Порядка двухсот. В 70-е уже под 300. Прокладывались новые теплотрассы. Мощностей новой ТЭЦ не хватало, поэтому вскоре появились 5-й, 6-й, 7-й котлы. Новые микрорайоны – Бумагина, Стяжкина, потом Осенняя – возникли на месте частных построек и прежде пустовавших городских земель. И мы старались поспеть за строителями. Стройка и у нас шла постоянно.

В конце 80-х было решено расширяться. Выполнили проект уже на новую, северную, котельную. Она должна была работать на мазуте. Её строили на принципах долевого финансирования, и с 1988 по 1995 год успели возвести процентов на 60. Ещё бы с полгода – и она была бы готова к работе. Но закончить её не смогли: прекратилось финансирование. Мы поставили там охрану, но стройку свернули.

– Николай Михайлович, вы возглавили ТЭЦ в 1991 году, когда начался сложный период в стране. Денег ни у кого не было – ни у государства, ни у потребителей тепла. И тем не менее биробиджанская ТЭЦ работала, город зимой не замерзал. Как вы этого добивались?

– В 1991 году мы отпустили больше миллиона гигакалорий тепла. Это был рекорд для нашей ТЭЦ. Только угля сожгли больше 400 тысяч тонн. Это количество надо было получить, выгрузить, подать. Тем не менее мы старались поддерживать всё оборудование в рабочем состоянии. В 90-е годы наша ТЭЦ была уже в составе компании «Хабаровскэнерго», позже преобразованной в АО «Дальневосточная генерирующая компания (ДГК)». На ремонт денег нам выделяли немного. Но мы старались содержать всё оборудование в рабочем состоянии. Не было такого года, чтобы мы что-то не делали.

«Как дипломированный специалист-энергетик мэр мог бы уделять больше внимания ТЭЦ. Я не понимаю, почему нельзя было раньше добиться выделения средств на ремонт. Почему нужно было дожидаться, пока всё развалится?!»

Директором с 1974 года был Яновский Михаил Алексеевич. Я при нём стал главным инженером. Он был не только замечательным человеком, но и прекрасным организатором. Задания формулировал чётко и ясно, спрашивал за работу строго, но и на похвалу, благодарность не скупился. И люди ценили это. Его уроки я помнил, когда в 1991 году возглавил коллектив. Сложные были времена. Зарплату, как и везде, задерживали месяцами. Благо, в «Хабаровскэнерго» было подсобное хозяйство, давали мясо, им частично расплачивались с людьми.

Тесно контактировали с руководством не только головного предприятия, но и города, области. В 91-м году мы отпустили продукции на 120 миллионов рублей, а собрали с населения всего 39 миллионов. Где брать остальные? Угольные разрезы отправляли топливо только по предоплате. Иду к мэру Виктору Владимировичу Болотнову. Он поехал в Райчихинск, как-то договорился, чтобы нам поставляли уголь без предварительной оплаты. Райчихинский уголь некачественный – пока дошёл до нас в вагонах, смёрзся. Раскалывали отбойными молотками на три-четыре части и кранами эти куски вытаскивали. А потом, прежде чем подать на мельницы, эти глыбы измельчали кувалдами. Своими силами мы бы не справились, помогал город – присылали людей с предприятий, солдат. Но все семь котлов работали.

– Николай Михайлович, почему же этот коллектив, который вы пестовали и воспитывали, допустил то безобразие, которое мы наблюдали в эту зиму?

– К сожалению, многих из тех, с кем я работал, сегодня в коллективе нет.

– Куда же они подевались?

– Кто ушёл на заслуженный отдых, кто умер. Но многие просто уволились.

– Почему? Ведь сегодня ситуацию не сравнить с той, что была в 90-е.

– Скажу откровенно. Я думаю, что многие ушли из-за стиля работы моего преемника Евгения Владимировича Коростелева. Когда он был ещё начальником котлотурбинного цеха, завёл свой бизнес, работал на других котельных города, привлекая работников ТЭЦ. Разумеется, это отражалось на основной работе. Он ушёл в свою фирму, а когда я вышел на пенсию, его назначили директором. Положение на ТЭЦ стало ухудшаться. Если не хватало средств на ремонт, надо было обращаться в комитет по тарифам, чтобы добавили. Ставить в известность руководство филиала Хабаровской тепловой компании, ДГК, области и города и вместе добиваться изменения тарифа, увеличения финансирования. Ведь сейчас большинство населения всё-таки платит за тепло, это не 90-е годы. А к тем, кто не платит, применять меры воздействия. Теперь вот ДГК выделяет значительную сумму на ремонт. Но даже если в предстоящую зиму проскочат, то что дальше?

«Бесперебойная работа станции требует от её сотрудников больших усилий, но, если они обеспечат надёжное теплоснабжение, горожане будут им благодарны. Я верю, что коллектив справится с трудностями и решит все стоящие перед ним задачи».

Да и на должности мэра Коростелев как дипломированный специалист-энергетик мог бы уделять больше внимания ТЭЦ. Постоянные аварии, которые происходили этой зимой, – следствие такого вот отношения к важнейшей отрасли. Я не понимаю, почему нельзя было раньше добиться выделения средств на ремонт. Почему нужно было дожидаться, пока всё развалится?!

Нынешний директор Николай Владимирович Лысенко – прекрасный специалист, добросовестный и ответственный. Опыта руководящей работы у него пока мало. Но, если ему помогут и со стороны «Хабаровскэнерго», и городское, областное руководство, он может стать хорошим руководителем.

– Что бы вы пожелали коллективу в юбилейный год?

– Уверенности в себе, в том, что они делают всё необходимое для бесперебойной работы. Это требует прочных знаний, больших усилий, но, если они обеспечат надёжное теплоснабжение, горожане будут им благодарны, а они себя будут уважать. Я верю, что коллектив справится с трудностями и решит все стоящие перед ним задачи.

 

Беседовал Михаил КЛИМЕНКОВ